Жизнь храма

Библиотека

Поможем вместе

Православные фильмы

Крещение Господне
Крещение Господне

Бог Отец свидетельствует с неба: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Бог Сын принимает крещение по Своей человеческой природе; Дух Святой в виде голубя нисходит на Него. Этим утверждается вера в Божественную Троицу и вера в Божество Иисуса Христа.

Старец Паисий и я, стоящий вверх ногами
Старец Паисий и я, стоящий вверх ногами

Cтарец Паисий, греческий монах, ныне святой, скончавшийся в конце ХХ века на Афоне. Другой монах - Христодул Агиорит - записал рассказы о нём. А мы написали сценарий православной комедии, в которой злу противостоят два монаха - старый и молодой.

Орда
Орда

Орда. В середине XIV века власть Орды простирается над большей частью Евразии. Платит дань восточному соседу и Московское княжество. Когда ханшу Тайдулу сражает тяжелый недуг, ни один целитель оказывается не силах ей помочь. Тогда в Орду вызывают "московского колдуна" митрополита Алексия. На карту поставлена судьба всего княжества. Однако и сам Алексий не знает, чем обернется его путешествие в Орду.

Собор Новомучеников и исповедников Российских

Икона новых святых Российских мучеников и исповедников, пострадавших за Христа в трагическом ХХ веке, написана к прославлению их на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодального Комиссии по канонизации святых. Создание иконы было сложной творческой задачей. Число людей, имевших духовное мужество отдать свои жизни ради веры во Христа Спасителя, чрезвычайно велико, оно исчисляется сотнями тысяч имен.

На сегодняшний день известна лишь малая часть тех, кто достоин прославления в лике святых. Поэтому перед иконописцами стояла задача создать собирательный образ подвига, совершенного Русской Церковью в ХХ веке в лице бесчисленного сонма Ее членов, которые предпочли страдание даже до смерти временным сладостям земной жизни. Вместе с тем, создавая литургический образ, иконописцы должны были средствами живописи явить свидетельство вечной славы, которую святые мученики получили у Господа посредством подвига ради Христа.

Показать сияние подвига святых в вечности невозможно средствами иллюзорной живописи, которая показывает лишь временное бытие. Поэтому была избрана древняя каноническая система живописи, выработанная полутора тысячелетним опытом церковного искусства и основанная на знаково - символическом понимании образов, являющих мир в эсхатологическом измерении, как преображенный и освященный космос, как новое небо и новую землю, где праведники пребывают в равноангельском состоянии, «идеже несть болезнь ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная».

Подвиги святых, в первую очередь подвиги мучеников, преподаются в иконе не как видимая, ощутимая глазом реальность, а лишь как воспоминание, очерченное в основных признаках воспоминаемого события и необходимое как свидетельство о подвиге, победе святых над силами зла, но при этом, подаваемое в контексте образов Царствия Небесного. Разумеется, художник не может в материальном образе буквально изобразить то, чего «не видел глаз и не слышало ухо... что приготовил Бог любящим Его» ( 1 Кор. 2:9 ). Поэтому каноническая традиция церковного искусства выработала систему, ориентированную на обозначение бытия через художественно - гармоническое, ритмическое согласование и сочетание знаков, символов и образов, заимствованных из реалий земной жизни, но обозначающих вечность.

Воспоминание о страдании или о каком-либо ином деянии во славу Божию, вводимое в структуру иконного образа, пребывает в нем только как обозначение подвига. Именно сам подвиг и является предметом изображения, но как лишь вторичный и не имеющий самостоятельного бытия элемент отображения в иконе Славы Божией и вечной жизни. Соответственно перед иконописцем стоит сложная задача создать непротиворечивое отображение вечного в сочетании с приходящим. Разработанная в середине века художественная система отображения вечного является настолько совершенной, что позволяет наиболее адекватно воплощать церковно - исторические события любого, в том числе новейшего времени.

Икона новых святых мучеников, по замыслу, должна была показать и подвиги святых, коими они вошли в вечную жизнь, и их прославленное предстояние пред Господом во Царствии Небесном. Ввиду сложности содержания, икона должна была быть выполнена по типу икон «с деянием», для которых характерно сочетание центрального, основного изображения - средника - с небольшими боковыми сценам, так называемыми «клеймами», в которых должна раскрываться суть подвига.

В результате напряженной коллективной работы были определены основные идеи и сюжеты композиций. В окончательно сложившемся виде икона состоит из трех частей: средника, как главной части, где представлен Собор святых, предстоящих в прославленном состоянии; деисусного чина в верхнем ряду; боковых клейм с изображениями мученических подвигов. Если средник и деисусный чин выполнены, в целом, в соответствии с традиционными каноническими образцами, то клейма являются практически новыми композициями.

Они впервые созданы для отображения подвигов новых мучеников в процессе работы над данной иконой. Ввиду отсутствия готовых образцов, необходимости введения новых исторических реалий, огромного количества новых, иконографически еще не разработанных образцов святых (написано около 200 ликов) возникали значительные творческие трудности, которые, быть может, не во всем удалось до конца преодолеть.

Стилистика иконы приближена к памятникам начала ХVI века - эпохи становления Московского царства. Для разработки стиля и форм использованы, в первую очередь, произведения великого иконописца конца ХV - начала ХVI века Дионисия, а также некоторые произведения северных писем и другие памятники преимущественно ХVI столетия. Из произведений современной иконописи привлекалась икона «Всех святых, в Земле Российской просиявших» монахини Иулиании (Соколовой), находящаяся в Троице - Сергиевой Лавре.

Икона создана группой ведущих иконописцев Православного Свято - Тихоновского Богословского Института. Она написана на липовой доске с паволокой и левкасом. Общие размеры иконы 167х135 см; средник - 101х80 см; отдельное клеймо приблизительно 25х19 см. Живопись осуществлена в технике яичной темперы с использованием натуральных пигментов. Среди них: охра, аурипигмент, сиена (желтые); киноварь, охра красная, мумия (красные); глауконит, диоптаз, терраверда (зеленые); лазурит, азурит (синие); титановые и сурьмяные белила; уголь древесный (черный). Для изображения фона в среднике и на полях использовано сусальное золото.

Композиция задумана как традиционный собор святых, но с особенностями, обусловленными содержанием данной иконы. В верхней части по золоту фона сделана надпись, содержащая наименование иконы и выполненная стилизованным уставом ХV века. Сонм новопрославленных святых угодников Божиих представлен на фоне храма, изображающего храм Христа Спасителя в Москве. Храм Христа Спасителя был избран для изображения по его очевидной символической и фактической связи как со страданиями Русской Церкви, так и с Ее возрождением в наши дни, Храм представлен в несколько обобщенном виде. Перед ним изображен престол, одетый в красное, пасхальное облачение. Такое облачение престола является одним из существенных символов вечной, пасхальной радости, победы над адом и смертью, ликования в Царствии Небесном, где пребывают мученики.

Храм является не только изображением реального здания. Он есть собирательный образ Церкви, символ Царствия Небесного. Символическая связь между храмом и престолом очевидна. На престоле лежит раскрытое Евангелие со словами Спасителя: «Не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити...» (Мф.10:28). Несколько выше представлен крест, подчеркнуто крупного размера, указывающий на причастность к мученическому подвигу всех изображенных на иконе, а также на торжество Церкви над грехом через крест Христов. Именно крест является центром композиции. Он как бы осеняет предстоящих праведников. Как основной символ, он определяет расположение изображенных лиц по вертикали и по горизонтали.

По вертикали на оси креста, внизу, ниже престола, расположена группа Царственных мучеников с Государем Николаем II в центре. Другого места для изображения Царственных мучеников определить нельзя. Они находятся в центре, так как олицетворяют благословленный Богом принцип верховной власти и порядка, противостоящего хаосу. Царская Семья представлена в византийских царских одеяниях - далматиках, наиболее соответствующих их прославленному образу и подчеркивающих неразрывную связь Византии и России.

Царственные мученики помещены ниже иерархов, через которых власть получает Божие благословение и приобретает законный характер. Изображение иерархов, являющихся возглавителями Церкви, занимают доминирующее положение в композиции. Они представлены в виде двух групп справа и слева от креста и престола. Их соответственно возлагают святой Патриарх Тихон и святой Петр (Полянский), митрополит Крутицкий, Местоблюститель Патриаршего Престола. Они молитвенно склоняются к престолу в трех - четвертном повороте, будучи одновременно обращены и к зрителю. Глава Церкви Святейший Патриарх Тихон помещен слева, а не справа потому, что, согласно церковному учению об иконопочитании, отчет идет не от зрителя, а от духовного центра иконы, в данном случае - от престола, так же, в деисусном чине Матерь Божия тоже изображается слева от Спасителя.

Непосредственно рядом со святителями Тихоном и Петром стоят святители митрополиты Кирилл (Смирнов) Казанский и Арафангел (Преображенский) Ярославский. Эти два иерарха были названы в «Завещании» Патриарха Тихона кандидатами в Местоблюстители Патриаршего Престола. По своему положению в Церкви, мудрому и подвижническому противостоянию воинствующему безбожию они занимают выдающее место в сонме святых этого времени. За ними следуют ряды иерархов, также мужественно и самоотверженно защищавших паству - фактически, основную часть русского народа. Среди них - замечательные подвижники, великие молитвенники, глубокие богословы.

Второй ряд слева от центра возглавляет священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский, за ним предстоит священномученик Илларион (Троицкий), архиепископ Верейский; напротив изображены священномученики Вениамин (Казанский), митрополит Петроградский и Гдовский и Серафим (Чичагов), митрополит Петроградский; далее следуют такие замечательные подвижники, как святители Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский; Петр (Зверев), архиепископ Воронежский; Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский; Дамаскин (Цедрик), епископ Стародубский; Серафим (Самойлович) архиепископ Угличский; Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской; Гермоген (Долганев), епископ Тобольский; Андроник (Никольский), архиепископ Пермский и Соликамский; Порфирий (Гулевич), епископ Крымский и множество других, представляющих основную часть епископата Русской Церкви 20-30 годов. Однако, святых епископов больше, чем их можно изобразить. В соответствии с древней традицией множественность неведомых подвижников обозначена нимбами, возвышающимися над верхним рядом изображенных иерархов.

Ниже епископов, такими же рядами справа и слева от расположенных в центре Царственных мучеников, предстоят святые мученики от священства, монашества, мирян. Их число поистине необозримо, по необходимости написаны лишь наиболее известные. В первом ряду рядом с Царской Семьей стоят святая великая Елизавета с инокиней Варварой, далее - священноисповедник архимандрит Сергий (Сребрянский), духовник Марфо - Мариинской обители, священномученики протоиерей Константин Голубев, протоиерей Сергий Мечев и другие. С противоположной стороны видим священномучеников архимандрита Сергия (Шеина), протоиерея Философа Орнатского, протоиерея Иоанна Кочурова, протопресвитера Александра Хотовицкого и других с ними.

В иконе присутствуют также безымянные миряне - мужи, и жены и дети. Фигуры поставлены относительно свободными рядами, они объединяются в необходимые группы по два - три лица, их внешний облик разнообразен и индивидуален.

В таком составе средник иконы являет соборную полноту Русской Церкви, - в сонме новых мучеников и исповедников представлены все составляющие Ее части. Это образ торжества Церкви воинствующей. Над ней и в соединении с ней изображена в деисусном чине Церковь торжествующая на небесах, в вечном Царстве Христовом.

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь!